logo
РЕСПУБЛИКАНСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ БАШКОРТОСТАНА

ГОРНО-МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО ПРОФСОЮЗА РОССИИ

Ссылки

 
 
mini 18739
 
gmpr banner 
fprb.ru - Федерация Профсоюзов РБ
 
mini 4800
 
 

Контакты

 Россия, г. Уфа,
 ул. Кирова 1,
 офис 415 - 417
 тел.(факс):
 (347) 272-03-10
 e-mail:  Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Закон - не полигон

6699

Федеральные ведомства уклоняются от обязанности контролировать охрану труда

Высшей юридической силой обладают федеральные законы. Один из них возлагает на региональные и федеральные ведомства исполнительной власти контроль над соблюдением в подчиненных структурах трудового законодательства, часть которого - нормы по охране труда. Но если многие субъекты РФ принимают соответствующие законы, то федеральные ведомства давно уже делают вид, что это их не касается, а проверки соблюдения трудового законодательства - прихоть, но не обязанность.

РЕФОРМА, УДОБНАЯ ДЛЯ ЧИНОВНИКОВ

Слово “закон” происходит от старославянского “кон” - начало, обычай. Это общеизвестные нормы поведения, установленные государством, принятые в особом порядке и обязательные для исполнения всеми гражданами и организациями страны. “Полигон” - местность, отведенная и оборудованная для проведения испытаний. Обращаясь к заголовку, подчеркнем, что закон - не поле для испытаний, которым подвергаются в итоге те, кто выполняет требования закона строго и в срок.

Федеральный закон как нормативно-правовой акт, принятый обеими палатами Федерального собрания РФ, обладает высшей юридической силой и регулирует важнейшие общественные отношения. Закон принимается представительным правотворческим органом власти, состоящим из депутатов. Следовательно, он в той или иной мере выражает волю народа. Важно отметить, что все прочие нормативные акты производны от закона, издаются на его основе и в развитие изложенных в нем требований. Это еще раз подтверждает, что любой закон должен быть отработан до мелочей, а изложенные в нем требования не должны предназначаться для испытаний и экспериментов на людях или организациях.

Сфера охраны труда регулируется в первую очередь Трудовым кодексом РФ, который также является Федеральным законом от 30.12.2001 № 197-ФЗ. В этой связи рассмотрим его отдельные позиции, которые сейчас, увы, напоминают полигон.

В 2004 году была проведена административная реформа полномочий и компетенций федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ). В ее ходе было признано, что вопросы охраны труда - избыточны для федеральных министерств, агентств и служб. И всеми вопросами условий и охраны труда работников должно заниматься одно министерство - в то время Минздравсоцразвития и подведомственная ему Федеральная служба по труду и занятости (Роструд). В 2012 году, в том числе благодаря усилиям Федерации независимых профсоюзов России, был воссоздан Минтруд, в полномочия которого вошли вопросы государственной политики и нормативного регулирования условий и охраны труда.

После административной реформы словосочетание “охрана труда” не применялось в новых положениях о ФОИВ, утвержденных указами президента РФ или постановлениями правительства РФ и определяющих задачи, функции и полномочия ведомств в установленной сфере деятельности. Как следствие, ранее существовавшие в ФОИВ службы охраны труда были упразднены.

Такое решение пришлось по нраву должностным лицам большинства ФОИВ, особенно таких, как Минстрой, Минтранс, Минсельхоз, Минпромторг, Минэнерго и другие, объекты которых потенциально травмоопасны. Ведь если погибли или пострадали работники на предприятиях отрасли, где эти ведомства проводят государственную политику и нормативное регулирование, то к ведомствам никаких вопросов не возникает. Ведь к охране труда, к созданию здоровых и безопасных условий труда ФОИВ отношения не имеют. Но сложно понять, как можно проводить государственную политику, например, в строительстве (из года в год эта отрасль - антилидер по количеству несчастных случаев, в том числе смертельных) - и при этом не иметь отношения к охране труда, которая, согласно ст. 209 ТК РФ, представляет собой систему сохранения жизни и здоровья работников.

Попытка ФНПР и отраслевых профсоюзов повлиять на ситуацию оказалось безуспешной. Руководителям ФОИВ выгодно быть непричастными к охране труда, к гибели и травмам на объектах отрасли, так что на уровне верхних этажей власти инициативу профсоюзов заблокировали. Такому положению в определенной степени способствует и отсутствие четких статистических данных в целом по стране и применительно к каждому ФОИВ в отдельности о количестве погибших, пострадавших и ставших инвалидами на производстве. Приходится с прискорбием осознавать, что основная масса ФОИВ устранилась от решения проблем с охраной труда, сложившихся в организациях отрасли.

СУБЪЕКТАМ ЗАКОН ПИСАН, ВЕДОМСТВАМ - НЕТ

В этой связи имеет смысл обратить внимание на ст. 353.1 ТК РФ “Ведомственный контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права”. Она введена в ТК РФ Федеральным законом от 18.07.2011 № 242-ФЗ и предусматривает следующее: “Ведомственный контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в подведомственных организациях осуществляется федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления в порядке и на условиях, определяемых законами Российской Федерации и законами субъектов Российской Федерации”.

Ее требования касаются ФОИВ и субъектов РФ. Можно предположить, что это была законодательная попытка возвратить федеральным органам исполнительной власти обязанность контролировать соблюдение трудового законодательства, в том числе по охране труда, в подведомственных структурах и организациях.

Прошло девять лет с момента появления данной нормы закона. Увы, воз и ныне там. Федеральный закон, который регулировал бы данный вопрос, так и не появился. 31 июля 2020 года был принят Федеральный закон “О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в РФ” № 248-ФЗ. Это многостраничный документ, требования которого вступают в силу с 1 июля 2021 года (за исключением отдельных статей). Однако и он не регулирует вопросы ведомственного контроля над соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

При этом субъекты РФ оказались более исполнительными. Многие из них, в отличие от федерального центра, приняли свои законы, в которых процедура такого ведомственного контроля детально прописана.

Примером может быть закон Новгородской области от 04.04.2012 № 39-ОЗ “О ведомственном контроле за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права”.

Президент Республики Саха (Якутия) Егор Борисов 29 марта 2012 года подписал закон 1042-З № 995-IV “О порядке и об условиях осуществления ведомственного контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в организациях, подведомственных органам исполнительной власти Республики Саха (Якутия) и органам местного самоуправления”.

15 февраля 2017 года был принят закон Москвы № 3 “О ведомственном контроле за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов”.

Аналогичные законы были приняты в ряде других субъектов РФ. Но уже много лет остается подвешенной ситуация с принятием соответствующего закона в отношении ФОИВ, подчеркнем, осуществляющими государственную политику и нормативное регулирование в установленной сфере.

ПРОВЕРКИ - ДОЛГ, А НЕ ПРИХОТЬ

Должностные лица федеральных органов исполнительной власти могут возмутиться. Дескать, зачем нужен еще один законодательный акт? Мы и так, если захотим, можем проверить любую подведомственную структуру или организацию.

Да, это так, но ключевое слово здесь - “захотим”. Пока же федеральные чиновники, которые в соответствии с законом являются при этом государственными служащими, не проявляют большого желания осуществлять “ведомственный контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в подведомственных организациях”. Ведь это потянет за собой цепочку вопросов по зарплате, условиям труда, социальной защите работников и многим другим позициям, прописанным в ТК РФ.

Минтруд России во исполнение распоряжения правительства РФ от 23.11.2017 № 2925-р вот уже в течение трех лет готовит законопроект “О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ (в части совершенствования механизмов предупреждения производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, соблюдения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права)”. В нем решение вопроса, касающегося контроля ФОИВ над соблюдением трудового законодательства, не просматривается. Хотя именно это министерство больше других должно быть заинтересовано в том, чтобы трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, максимально соблюдались, а права работников были надежно защищены.

Если закон - не полигон, тогда почему прописанные в документе требования много лет не выполняются?

Источник: https://www.solidarnost.org/articles/zakon-ne-poligon.html

Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©